Перейти на мобильную версию
Света
112
поста
10
последователей





Типичный Дагестан: на смену надеждам пришло равнодушие

Типичный Дагестан:

 Минарет старинной мечети, откуда муэдзин взывает односельчан  на  намаз -главное украшение  типичного дагестанского села - Ботлих.

на смену надеждам пришло равнодушие

. О жизни в типичном дагестанском сельском поселении Ботлих - интервью главного редактора и создателя сайта Ботлих.ру, председателя Ассамблеи коренных народов Дагестана Муртуза Гасангаджиева.

 

Каков уклад жизни в современном дагестанском селе, чем занимаются жители Ботлиха, относящегося к самым крупным сельским поселениям Дагестана? Смена руководства Республики отразилась ли на экономической активности сельских жителей?

Муртуз Гасангаджиев: Да, на самом деле, Ботлих одно из самых крупных сельских поселений Дагестана, в селе проживают более 15 тыс. человек, официальная статистика дает цифру – 12,7 тыс. Коренное население – этнические ботлихцы (чуть более 60%), - один из коренных народов Дагестана. Население, в основном, занимается сельским хозяйством, выращиванием абрикосов, но ботлихская продукция в крупные сети московских супермаркетов не попадает.

После введения санкций и объявленного курса на импортозамещение у сельчан промелькнула надежда, что выращенные фрукты и овощи будут иметь спрос, но очень скоро стало понятно, что пробиться в торговые сети Москвы - задача невыполнимая, а государство никакой поддержки в этом оказывать не собирается.

Смена власти в республике на социальной картине района никак не отразилась. Были большие ожидания от нового руководства, но жизненные реалии, которые контрастируют  с риторикой властей, вскоре похоронили и эту надежду. На смену надеждам пришло равнодушие. Даже традиционные институты гражданского общества – джамааты (общественные советы) резко сбавили свою активность, в виду отсутствия механизмов решения поднимаемых проблем.

Характерная для кавказских республик тенденция - внутриэтническое имущественное расслоение, что отмечено появлением на сельских территориях особняков разнообразных стилей. Ботлих подвержен таким реформам?

Муртуз Гасангаджиев: Хвала Аллаху, особо вызывающих особняков в Ботлихе не появились. Связано это с тем, что среди ботлихцев нет очень богатых людей. Хотя классовое расслоение внутри общины имеет место, но происходит это медленно, незаметно, а разброс между уровнем материального благосостояния между богатыми и бедными не так велик, как в других поселениях и общинах.

Разбогатевшие стараются не демонстрировать своё состояние. Появились меценаты, жертвующие на благотворительность, им был ныне покойный Х.Османов, который на собственные средства построил в Ботлихе очень красивую мечеть. Другой – Магомед Манапов построил медресе. Есть и такие, которые скрывают свою благотворительность, что особенно ценно перед Аллахом.

Какие факторы, по Вашему мнению, могли бы повлиять на качество жизни ботлихцев? Экономика Ботлихского района – она дотационная?

Муртуз Гасангаджиев: Уровень дотационности района в 2014 г. превышал отметку 95%. В 2015 г. в связи с изменением порядка распределения налогов (НДФЛ), когда доля передаваемая району с 30% выросла до 54%, дотационность несколько снизилась, но остается выше 90%. Несмотря на это район из года в год получает призовые места в социально-экономическом развитии среди муниципалитетов республики. Но, достигается всё это, как говорит глава Дагестана Р. Абдулатипов за счет «денег рязанского мужика».

На мой взгляд, для повышения уровня благосостояния жителей Ботлиха, как и других горных районов Дагестана, необходима государственная поддержка в реализации садово-фруктовой, овощной, животноводческой и консервной продукции, производимой населением. Проще говоря, государству надо взять на себя обязанность по реализации фруктов и овощей, мяса и мясной продукции, молока и молочных продуктов, которые производятся в горных районах. При этом надо учесть, что вся эта продукция экологически чистая, а по потребительским качествам - элитная.

Как-то на одной телевизионной передаче, посвященной вопросам импортозамещения ректор Дагестанской государственной сельскохозакадемии Зайдин Джамбулатов отмечал, что нельзя сравнивать по вкусовым и экологическим качествам фрукты выращенные в Ботлихе с теми, что растут на равнине, а мясо производимое в горах Цумадинского района с тем, что выращивается при стойловом содержании. И цены на элитную продукцию должны быть соответствующими.

На вашем сайте есть интересное видео о том, как односельчане сообща строят оросительную систему. В Ботлихе сохранились такие красивые общинные традиции?

Муртуз Гасангаджиев: Это праздник поливной воды. Древний традиционный обряд ботлихцев. Весной жители села совместными усилиями производят ремонт оросительных каналов. На восстановительные работы должны выходить все сельчане. В назначенный день, жители собираются в местности «Хандасса», где после проведения определенных процедур, вода из речки запускается в оросительную систему. Это знаменует начало весенних полевых работ.

Известный социолог и кавказовед Денис Соколов, изучив систему ирригации ботлихцев, удивился его древности, продуманности, оптимальности. Завершает ритуал - дуа, в котором обращаются ко Всевышнему с просьбой о хорошем урожае, благодати и благополучии.

Известный московский доктор Магомед Абдулхабиров на Ботлих.ру в 2012 г. разместил имевший резонанс информацию о состоянии школьных туалетов в Дагестане. Муниципальные или республиканские чиновники отреагировали на положение детей в сельской школе?

Муртуз Гасангаджиев: А воз и ныне там.

Статья доктора М. Абдулхабирова, в которой он пытался обратить внимание местных властей на отсутствие в школах условий для соблюдения самых элементарных санитарно-гигиенических норм - была негативно встречена в чиновничьей среде. Поэтому возвращаться к теме о школьных туалетах пришлось и мне. В прошлом году на сайте botlih.ru опубликован «Бронированный джип и школьный туалет» http://botlih.ru/stati/proche/bronirovanyi-dzhip-i-shkolnyi-tualet.html, в котором приводится анализ расходов районного бюджета на удовлетворение личных потребностей главы района, при ужасающем состоянии туалетов в школах района. Статья была размещена и на «Кавполите».

Публикация имела реальное воздействие: больше не производится финансирование из районного бюджета расходов на аренду бронированного джипа для главы района, офис для него в столице республики не арендуется, а в главной школе района уже построили туалет, но он не работает, - не подведены вода и канализация. А школьникам, как и прежде, предоставлен тот же туалет, только уже с дверью.

 

К сведению, три четверти районного бюджета составляют расходы на образование.

 

Что касается дагестанских олигархов и их участия в решении проблем, затрагивающих здоровье и быт школьников, то мне неизвестен ни один подобный факт.  

Перед началом учебного года в сети летала новость об открытии новых школ в Дагестане. Означает ли это, что в селах нет аварийных школ, куда родители боялись отпускать детей? - о чем сообщали новостные агентства пару лет назад.

Муртуз Гасангаджиев: Информации об открываемых в республике школах и дошкольных учреждениях довольно много. В нашем районе нет ни одного села, в которой нет школы. Многие из них, конечно, не соответствуют современным стандартам.

Есть дефицит детских садов. Но, я бы не стал делать из этого проблему при крайне низком уровне занятости населения: родители могли бы сами заниматься воспитанием детей. На мой взгляд, воспитание и обучение детей – одна из главных социальных функций женщины. Считаю, что труд матери по воспитанию детей дошкольного возраста должен оплачиваться государством.

 

Главным спонсором Московской Соборной мечети является выходец из Дагестана, сенатор от РД в Совете Федерации Сулейман Керимов, вложивший в строительство главной мечети России 170 миллионов долларов. Какие шаги следовало бы предпринять властным структурам, чтобы дагестанские олигархи инвестировали бы в село, в социальные объекты сельских поселений и в возрождение высокогорных аулов Дагестана? - это могло бы развить сельский туризм.

Муртуз Гасангаджиев: В нашем обществе благотворительность является частью предпринимательства. Президент страны В.Путин прямо говорит о социальной ответственности бизнеса. Поэтому бизнесмены стараются демонстрировать свои пожертвования. В большей степени это дань.

Для того, чтобы потенциал дагестанских олигархов и успешных предпринимателей приносил конкретную пользу населению Дагестана, необходимо, прежде всего, убрать чиновничий барьер между инвесторами и инвестиционной средой нашей Республики. Это позволит создать новые производства и, как следствие, новые рабочие места.

Ассамблея коренных народов Дагестана, которой Вы руководите, какие задачи она решает на сегодня? Можно ли говорить о политическом влиянии или сотрудничестве Ассамблеи с парламентом, с руководством дагестанской республики, - самой многонациональной в РФ?

Муртуз Гасангаджиев: Ассамблея коренных народов Дагестана в последнее время сбавила свою активность. Причины этому напряженная ситуация внутри Республики. Имеется очень много конфликтных точек, каждая из которых может стать причиной серьезных стычек.

Власть давно обзавелась неформальными дружинами, перед которыми ставятся четкие задачи с применением имеющихся ресурсов. Это заведомо проигрышный путь. Поэтому работа Ассамблеи, в основном, - это организация и участие в различных мероприятиях, круглых столах, культурно-просветительская деятельность, публицистика.

Говорить сегодня о серьезном политическом весе Ассамблеи я бы не стал, поскольку пока еще наша организация ни о каких политических притязаниях не заявляла. Но, как говорится, всему своё время…

Как в Дагестане оценили строительство мечети и православной церкви на территории дагестанского Правительства?

Муртуз Гасангаджиев: Власть провозглашает идею о недопустимости деления по религиозному принципу, необходимости компромисса и мирного добрососедства между представителями различных конфессий.

Говорят, сам имам Шамиль построил церковь для перебежавших на его сторону русских солдат. Почему бы этот опыт не перенести в другие города, где имеются представители разных конфессий?

Ботлих на 150 километров отдален от политического и культурного центра - от Махачкалы, но граничит с Чеченской республикой. Потому Шамилю Басаеву не стоило трудов напасть на мирное население Ботлиха с вооруженным отрядом. Как сейчас развиваются отношения с соседней республикой, есть ли культурные и экономические связи между республиками?

Муртуз Гасангаджиев: Каждый, кто побывал в Чечне, отмечает по-особому теплое отношение простых чеченцев и должностных лиц к дагестанцам. Экономические и культурные связи между Ботлихским районом Дагестана и Веденским районом Чечни всегда были достаточно активными.

Была небольшая пауза после событий 99-года, которая длилась не больше года. Кунаки очень скоро восстановили добрососедские отношения.

Как меняется само дагестанское общество, в какую сторону? Отток молодежи из республики на каком уровне?

Муртуз Гасангаджиев: Во всех сферах жизнедеятельности утверждаются новые, чуждые для традиционного дагестанского общества стандарты. Свадьбы и похороны превратились в ярмарки тщеславия. Общество охватила эпидемия высшего образования. Почти все имеют дипломы об окончании вузов, но только единицы имеют хотя бы элементарное представление о специальности, указанной в дипломе.

Платят не за знание, а за документ. Только 3-5% процентов так называемых специалистов могут трудоустроиться. Официальная статистика нагло врёт, называя цифры 12-14% безработицы. Коррупция охватила все сферы жизни и стала нормой.

Безработица, отсутствие перспектив вынуждает молодежь в поисках лучшей участи искать работу в других, более благополучных регионах. Но и там им не рады – идет травля по национальному или религиозному признаку. Наших ребят, работающих на стройках могут обмануть и без выплаты за работу вышвырнуть из объекта. Их могут подставить, подвести под уголовное дело. В Москве и других городах они не могут снять квартиру. За них никогда не заступятся наши региональные власти…

Вот такая безрадостная картина на фоне громких реляций властей о социально-экономическом подъеме республики.

Ни одно из «модных» религиозных течений в Ботлихе не стало влиятельным

Никто уже не отрицает, что в рядах самозванного «исламского халифата» (в РФ запрещенного ИГ), есть выходцы практически из всех кавказских республик. И, наверное, социальные проблемы - не единственный фактор, почему молодые люди вовлекаются в незаконные вооруженные формирования  радикальных джихадистов, и  затем  вербуются в Сирию, в ИГ и примыкают там к международным террористам. Из Ботлиха и Ботлихского района есть уехавшие умирать за «всемирный халифат»? Какие, на Ваш взгляд, социальные институты следовало бы возродить, чтобы уберечь замечательную молодежь от пагубных шагов? 

 

Муртуз Гасангаджиев: Каждый молодой человек, вступая в самостоятельную жизнь, оказывается перед необходимостью просто «жить дальше». Это значит, что надо зарабатывать, построить дом, создать семью. А сегодня общество не может предоставить многим молодым людям такие социальные возможности. По мере понимания отсутствия жизненных перспектив, в душе молодого человека созревает внутреннее напряжение, которое со временем может сублимироваться в протест. «Выброшенные за борт» пытаются искать для себя «берег». Из общей протестной массы, одни уходят в религию, другие в спорт, третьи – находят «счастье» в наркотиках и т. д. Ведь, молодые люди чувствуют себя комфортно только в той социальной среде, где с ними считаются. Самая пассионарная часть идёт, как принято говорить, в «лес». ИГ - тоже форма ухода в «лес».

К счастью, коренных ботлихцев, проблема ухода молодёжи в ряды радикальных джихадистов не коснулась. Ни одно из «модных» религиозных течений в Ботлихе не стало влиятельным. И наверно, причина всё-таки в более устойчивом традиционализме ботлихского общества, по сравнению с другими общинами. Ведь, как уже отмечалось, более 90% ботлихцев живут на своей исторической территории, а это значит, что ботлихцы корнями приросли к своей земле и «выброшенных за борт», здесь тут же подбирают свои же. 

 

О Ботлихе

В Ботлихе проживают аварцы, андийцы, каратинцы, годоберинцы, чамалалы, багулалы, чанковцы, тасутинцы и др. Смешанные браки ботлихцев с перечисленными народами еще в XIX -начале XX в. способствовали усвоению ими языковых и культурных традиций ближайших соседей. Кроме указанных народностей, в селе проживают русские, татары, кумыки, лезгины, потомки тех грузин.

Помимо полеводства, скотоводства и садоводства, заметное место в экономической деятельности населения Ботлиха занимало кустарное производство. Особую роль в промыслах ботлихцев занимало производство наплечных бурок.

В Ботлихе функционируют 3 школы, СПТУ, заводы "Прогресс" (радиотехнический), асфальтный и консервный, Центральная больница, поликлиника, два банковских учреждения, воскресный рынок для всех жителей Западного Дагестана, два детсада, четыре библиотеки, две мечети и ряд других учреждений, предприятий и заведений. Военный городок, построен в 2005-2008 гг. в 3 км от села, где расположена 136-я Горная (отдельная) мотострелковая бригада ВВС РФ. По материалам открытых источников.

Опубликовано:  http://www.kavkazgeoclub.ru/ -Кавказский Геополитический Клуб

 

Братья, пожалуйста, сделайте репост публикации  в соцсетях -вконтекте, фейсбуке.

Власти Дагестана с завидной скоростью строят на охраняемой территории  - во дворе Праительства  одновременно два культовых здания - мечети и церкви, предназначение которых неизвестно. Громко  юбелей Дербента праздновали, а сельские дети  испытывают трудности с туалетом. Уж какое поколение...

Наверх